Дореформенная орфография

Нужно чем-то прервать затянувшийся хиатус, поэтому отвечу на вопрос, на который обещал ответить публично.

Читатели обратили внимание, что я пишу эмигрантские названия в современной орфографии, и еще недавно был отрывок из журнала — так же отредактированный. Спрашивают: зачем, да почему, ведь тема канала, казалось бы, располагает к сохранению правописания оригинала. Я так не считаю. Короткий ответ: снижаю порог вхождения. Мне известно, что к нескольким буквам сверху привычной азбуки можно привыкнуть за пару дней, но мне также известно, что когда средний человек видит надпись «русскiй дизайнъ», он или разворачивается, или уже не вполне серьезно воспринимает сказанное. Многие даже не начнут читать такой текст.

Если кроме ответа на вопрос «почему», интересно мое отношение: я не считаю разницу принципиальной, она невелика. С аргументами Ильина я согласен, еще бы я не был. Реформа мне не нравится, потому что из-за нее язык еще дальше отошел от церковнославянского, а азбука стала менее разнообразной, что хуже для дизайна. Больше букв, сложнее азбука — в нашем случае лучше. Если смотреть только на красоту и сравнивать, реформы начала XVIII века можно назвать национальной трагедией, а то, что сделали в XX — как комарик укусил.

Русскую классику и в печатном и в электронном виде я предпочел бы в орфографии оригинала. Не могу до конца рационально объяснить этот выбор и не считаю нужным. Слава Богу, когда говорим о культуре, достаточно ответа, что «это красиво», или «мне так больше нравится» — ничего не обязательно доказывать и обосновывать. К слову, этот принцип можно применять и в других случаях, очень удобно и корректно.

К сожалению и к своему удивлению, я не обнаружил в сети ни одной коллекции книг в петровской орфографии. Знающие люди говорят, что таких нет, и в них даже особо нечего класть. Хотя сохранять распознанные оригиналы почти ничего бы не стоило. Например, проект «Толстой в один клик» может сделать это с помощью волонтеров, как они обычно и работают. Текст у них распознавался с дореволюционной печати. Может быть, откроется проект специально для нашей классики — компании энтузиастов с Файнридером и временем такое по силам. Читать пэдээфки с телефона неудобно, нужны текстовые форматы.

Резюмируя. Уверен, что для популяризации дореформенная орфография подходит плохо. Ничего против нее в принципе я не имею. Я только за, если она будет занимать больше места в печати и на экранах. Если ее будут меньше воспринимать как странность, мне станет легче показывать многие вещи, ведь к ним отношение тоже изменится. Сам я пишу по-старому только в библиографических записях за закрытыми дверями. «Кто много сберегает, тот понесет большие потери» — так говорил Лао-цзы.

Поделиться
Отправить